Доля Евы - новая книга Е.Есауловой и М.Сараджишвили

Доля Евы

Женщина – немощнейший сосуд, писал апостол Пётр. Но, может быть, именно в этой немощи и кроется особая сила женщины, и кротость, смирение и терпение помогают не сломаться среди житейских бурь? Такими были самые известные литературные героини: тургеневская Лиза Калитина, пушкинская Татьяна Ларина, толстовская Наташа Ростова. А есть ли в современной литературе героини, подобные хрестоматийным Лизе, Татьяне, Наташе? Со всеми их прекрасными душевными качествами, без скидки на то, что, мол, "время сейчас другое"? Конечно, есть, - уверены писательницы Елена Есаулова и Мария Сараджишвили. Именно о таких женщинах они написали свои рассказы для совместного сборника "Доля Евы", который вышел недавно в московском издательстве "Воскресение".

Елена Есаулова и Мария Сараджишвили публикуются под одной обложкой не впервые. Совместно с ещё одной известной православной писательницей, Инной Андреевой, они участвовали в сборнике "Осень жизни" того же издательства "Воскресение". Творчество двух писательниц очень разное. Сюжеты Елены Есауловой полны трагизма. И хотя у большинства из них - светлый финал, идти к нему героям приходится через несправедливость, слёзы и страдания. Совсем по-иному представляет подчас очень схожие ситуации Мария Сараджишвили. Её рассказы – это бесконечный "смех сквозь слёзы", тёплый грузинский юмор в духе лучших фильмов Данелии, поразительное умение самые сложные жизненные ситуации воспринимать, что называется, шутя.

Но какими бы разными ни казались произведения писательниц, очевидно, что они выступают единым фронтом в стремлении показать, что и сегодня в литературе (а в случае с Сараджишвили и Есауловой и в жизни, так как их произведения основаны на реальных событиях) есть женщины, преданные семье, дому и своему долгу, терпеливо и без ропота несущие свой крест. И пусть женские образы, воплощённые авторами сборника, Еленой Есауловой и Марией Сараджишвили, пока не стали в один ряд хрестоматийными, а имена их героинь - нарицательными, совершенно точно, что многим читателям – и в особенности читательницам – они помогут по-другому взглянуть на долю Евы и ощутить не только её бремя, но и благо.