Всё ли создал Бог? Новые открытия учёных

Все ли создал Бог?

Есть такая старая известная шутка: «Нужно поблагодарить Чарльза Дарвина за то, что он дал нам возможность хоть чем-то оправдывать свои неблаговидные поступки». В ней неожиданно точно отразился современный антропологический кризис, возникший в условиях так называемой «новой морали» нынешнего общества потребления: раз выживает сильнейший, значит, все средства хороши. «Сильные личности» делают карьеру, идя по головам; люди строят собственное благополучие, наглухо отгораживаясь ото всех стенами своего маленького мирка. Евангельские принципы любви к ближнему и жизни, положенной за други своя, заменены чудовищными законами социального дарвинизма: либо плыви, либо тони, не можешь приспособиться – значит, ты человек низшего сорта. И, пожалуй, совсем не многие из нас задумываются о том, что положенная в основу фундаментальной науки и развития общества теория Дарвина о происхождении видов и человека по сей день продолжает оставаться всего лишь теорией, так и не нашедшей объективных доказательств. В наши дни всё больше учёных встают на позиции креационизма, соглашаясь с тем, что акт разумного Творения намного логичнее объясняет возникновение мира во всём его мудро задуманном многообразии, чем гипотеза о том, что жизнь – результат случайного совпадения частиц, а человек – совокупность «положительных» мутаций. Мнения некоторых из этих учёных, а также интереснейшие сведения о научных открытиях, ставящих под серьёзное сомнение теорию эволюционного развития, предлагает читателю Сергей Вертьянов в своей книге «Всё ли создал Бог? Новые открытия учёных», выпущенной издательством «Воскресение».

Автор – кандидат физико-математических наук и специалист в области православного богословия, адресует книгу, прежде всего, тем, кто ищет ответы на глобальные вопросы мироздания. Рассчитывая заинтересовать самый широкий круг читателей, Вертьянов излагает научные факты доступно и увлекательно, в лучших традициях современного научно-популярного нон-фикшена. Как сам он отмечает в предисловии, «автор много лет систематизировал факты, которые не укладываются в гипотезу дарвинской эволюции, но соответствуют библейской мысли о сотворении мира. Читатель может не согласиться с аргументами автора в пользу сотворения мира за шесть дней несколько тысяч лет назад, но его несомненно заинтересуют научные факты, опровергающие атеистическое мировоззрение и показывающие наличие разумного замысла в мире».

ДНК

Автор книги обозначает свою креационистскую позицию как строго библейскую, в противоположность популярному в последнее время теологическому эволюционизму, пытающемуся совместить теорию эволюции с фактом Божественного сотворения. Прежде всего, чтобы дать читателю представление о предмете исследования, автор полностью цитирует первую главу ветхозаветной книги Бытия и даёт сжатый обзор основных постулатов эволюционной теории по Дарвину. В первой главе он рассматривает обоснованность теории происхождения человека от обезьяны. О том, что в галерею наших предков рукою Дарвина помещён портрет волосатого примата, мы узнаём на первом же уроке биологии. Дарвинизм объявляется единственной научно обоснованной концепцией; ученики разглядывают картинки, на которых четырёхлапая обезьяна постепенно распрямляется и приобретает человеческие черты. Параграфы учебника пестрят терминами: питекантроп, австралопитек, «человек умелый». На рисунках – воспроизведённые по древним останкам физиономии с тяжёлыми надбровными выпуклостями и массивными челюстями… О теории креационизма в лучшем случае упоминается как о ненаучной, в худшем – вообще умалчивается.

Современная наука, по мнению Сергея Вертьянова, знает множество фактов, говорящих далеко не в пользу дарвиновской теории. Так, автор приводит пример знаменитого пилтдаунского человека – так называемого эоантропа, останки которого стали основой для массы эволюционных гипотез, но на поверку оказались сфальсифицированными. У других же древних останков, которые учёные признают подлинными и якобы принадлежащими нашим далёким предкам, морфология такова, что её трансформацию в современный облик человека научно доказать невозможно. Упоминает исследователь и о резких переходах культур: «…наблюдается резкий скачок от животного, колющего гальку на берегу реки, до искусного мастера, работу которого с трудом могут повторить современные археологи. Куда подевались орудия промежуточных ступеней совершенства? А может быть, переходных обезьянолюдей никогда не существовало?», - задаёт он прямой вопрос. И отвечает на него словами современных учёных, например – антрополога, доктора наук М. Герасимовой, которая, даже будучи сторонницей гипотезы эволюционного развития, убеждена, что происхождение человека от обезьяны никогда не будет доказано. Для этого необходимо видеть, как остатки животных в геологических отложениях постепенно сменяются остатками всё более близких к человеку форм. Однако, по данным антропологов, таких останков попросту не существует. С другой стороны, одним из научных доказательств в пользу креационистской модели возникновения жизни, по мнению автора книги «Всё ли создал Бог?», возможно, является недавнее сенсационное открытие: «Учёные исследовали Y-хромосомы мужчин, живущих в разных точках планеты, результаты удивили мир! Вероятно, у всех современных людей был всего один общий предок-мужчина. Изучение ДНК митохондрий также поразило учёных: похоже, все мы произошли от одной женщины. Учёные-генетики назвали вновь открытых прародителей Y-хромосомным Адамом и митохондриальной Евой».

Научных доказательств эволюции одних видов животных в другие, так называемой изменчивости, на которой зиждется теория о происхождении видов, утверждает Сергей Вертьянов, обнаружить тоже пока не удалось. Эту проблему автор подробно рассматривает во второй главе книги. Опираясь на исследования и мнения отечественных и зарубежных учёных, он отмечает, что большинство видов присутствуют в древних окаменелостях полностью оформленными, то есть переходных цепочек или хотя бы звена от одного вида животных к другому наукой до сих пор не выявлено. Тогда как если бы теория эволюции являлась реальностью и промежуточные формы существовали, они должны были непременно появиться среди обнаруженных окаменелостей.

Правда, одной из таких форм до начала ХХ века считалась кистепёрая рыба латимерия – читатели наверняка хорошо помнят забавный рисунок из учебника биологии с рыбой «на ножках». Кистепёрых рыб называли предками земноводных, считалось, что они переползали на своих плавниках из водоёма в водоём и вымерли много миллионов лет назад. Но Сергей Вертьянов приводит занимательный факт: в середине ХХ века «ископаемое» было выловлено вполне живым. Латимерия не проявляла никакого желания бегать по суше; оказалось, что она может обитать лишь на большой глубине. Не подтвердилась и гипотеза о наличии у рыбы лёгких.

Ещё одним ярким впечатлением от уроков биологии у многих из нас наверняка осталась таблица Геккеля – сравнительный рисунок эмбрионов некоторых животных и человека на разных стадиях развития. Немецкий учёный утверждал, что каждый организм в период эмбрионального развития кратко повторяет стадии, которые его вид должен был пройти в процессе эволюции. Красочная картинка, изображающая зародышей рыбы, курицы, черепахи, свиньи и человека практически одинаковыми – с крючковатым хвостом и жабрами (!), как отмечает автор книги, уже при жизни Геккеля была с возмущением отвергнута научным сообществом - таблицу назвали вопиющим обманом. Сегодня, когда доступны уже не рисунки, а фотографии эмбрионов, можно воочию убедиться, что коллеги Геккеля были правы. Однако даже в научных кругах это почему-то до сих пор не мешает активно эксплуатировать «закон Геккеля» - например, оправдывать им аборты.

Веским доказательством того, что жизнь не могла возникнуть «просто так», создавшись вдруг из хаоса, Вертьянов приводит научный довод: второй закон термодинамики, гласящий, что всякая молекулярная система, будучи предоставлена себе самой, стремится не к упорядоченности а, напротив, к состоянию наибольшего хаоса. «Поэтому, приезжая весной на дачу, мы не обнаруживаем случайно построившегося второго этажа или гаража, а видим прохудившуюся крышу да покосившийся забор», - иронизирует автор.

Богословскую позицию писатель иллюстрирует в одной из глав целым массивом цитат из святоотеческого наследия – от Иоанна Златоуста до святителя Луки Крымского (Войно-Ясенецкого).

Кстати, сам «виновник торжества» - Чарльз Дарвин – отнюдь не отрицал факта творения. Излагая свою теорию эволюции, он предположил, что Бог сотворил несколько самых простейших видов, а дальше всё «пошло само собой», - автор книги «Всё ли создал Бог?» не раз об этом упоминает. И всё же теория Дарвина, его принцип естественного отбора, стал синонимом и символом сугубо материалистической концепции, - подчёркивает Сергей Вертьянов. В этом писатель видит трагедию современного общества: «Бога нет, мир появился сам собой… а ты произошёл от обезьяны; всё, что у тебя есть – это несколько десятков лет. Вывод очевиден: брать от жизни всё, что сможешь, брать любой ценой! Отсюда и современный жульнический бизнес, и человек-потребитель, разрушающий планету». И всё же автор искренне надеется: если современная молодёжь убедится, что многие учёные под влиянием своих открытий пришли к мысли о Творце мира, тогда мы сможем взрастить совсем другое поколение.

Анна Шепелёва